January 7th, 2005

Fuck you and Byyye!  )))

Девочка с грустными глазами

Нет, она вовсе не было красавицей или яркой личностью. У нее были недоброжелатели и люди, которые ее просто ненавидели, но она смотрела на все это со своей колокольни. Это очень двойственная фраза по отношению к ней, поскольку она не вписывалась в, принятые обществом, физические стандарты тела. Рост ее был слишком высок, волосы слишком длинны, а ее логичный и степенный ум даже не шел в сравнение с веселостью и не обремененностью ума ее ровесников.
Как бы ни старалась она сохранить свою недоступность, свои принципы, убеждения и свою загадочность, с каждым годом, неизбежно для себя, она менялась. Сначала по чуть-чуть, а потом все заметнее и заметнее… Она хорошела, да признаюсь, она хорошела год за годом. Год за годом мы виделись с ней летом. Никем не признанная, она очаровывала меня каждое лето!
Я сходил с ума по ее кротким, лаконичным, недоверчивым разговорам, я упивался ходом ее мысли, недоступным для моего понимания. Я боготворял ее речь, такую связанную, такую независимую, такую степенную и правильную!..
Она сама была воплощением всей правильности, благородных качеств и взрослого, опечаленного от того, что знает, развитого не по годам ума, который может быть в подростке в 15 лет.
Ее не понимали и поэтому высмеивали и унижали. Человек всегда стремиться уничтожить то, чего не может понять. Но она знала, жизнь сложнее смерти и поэтому жила…
Ей было тяжело, ей было действительно тяжело, я видел это за маской ее равнодушного, непоколебимого лица. Только я понимал ее страдания. Она видела меня, она замечала меня, но я по-прежнему не знаю, что она ко мне испытывала, так как заставить ее доверять мне очень сложно, слишком много времени понадобилось бы, чтобы она стала моей. Ее слишком часто обманывали и предавали, и она уже никогда не станет полноправным беззаботным ребенком. Ее детство кончилось, когда оно началось у других.
Она никогда не показывала своих чувств (о какая стойкость!), но внутри нее бушевало пламя. Любой бы сдался на ее месте, но она понимала, показывать свои слабости нельзя!
Сделав единственно правильный выбор, она предпочла уединение обществу.
Она бежала общества людей. Они злые, они предавали. Для себя она нашла другое, стабильное уравновешенное общение с самой собой. Для нее это было лучше сложного, порой невзаимного, человеческого общения.
Кто-то даже сказал однажды, что в ней течет не кровь, а яд…
И все-таки, с некоторыми она имела дружеские отношения, я пишу об этом как бы с сожалением, поскольку я не был в их немногочисленном количестве. Если она общалась, она доверяла, она улыбалась с ними, так что же мешало нам с ней быть вместе? Почему я не внесен в список ее друзей? Чем я перед ней провинился? Быть может в ней играет ее высокая гордость, которую она не приписывает себе, считая ее за насмешку? Может она боится меня, считает меня опасным для своей независимости, думает, что я смеюсь над ней, как и другие?..
О если бы она знала, какое счастье для меня просто видеть и разговаривать с ней, слышать ее голос, быть может, обращенный не ко мне! Я делаю все, чтобы она догадалась о моих чувствах, но, как я уже сказал, она считает их за, унижающие ее достоинство, насмешки. И всячески избегает их. Да, я заметил, она бежит от всего, что причиняет ей боль…
И вот прошел год. Прошел очередной год из серии наших встреч. Она осмелела, стала более дерзкой, общительной, она поменяла все в своей жизни так, как захотела.
Эти новые качества в ней еще больше заинтересовали меня, раньше она была непреступной, как Великая китайская стена, но за этот год в ней, кажется, расшатались кое-какие кирпичики.
Она перестала бояться как меня, так и кого бы то ни было. Отвечала, а не пресекала мои попытки завести с ней разговор. Стала заботиться о своем внешнем виде, поскольку внутренний мир совершенствовать было уже некуда. Она стала доступней и, вместе с тем, еще больше стала манить меня к себе. Но теперь я замечал не только свои восхищенные взгляды на ней. К ней стали присматриваться многие…
Моя цель заметно изменилась. Если раньше я хотел получить ее внимания, то теперь я за него боролся. Теперь она была полновластна. Она могла сделать любой выбор. Она купалась во внимании окружающих. Еще бы! Не заметить ее? Эту высокую, стройную, статную, всегда хорошо одетую, симпатичную… Королеву! Да! Настоящую королеву! Она понимала это и пользовалась своими лаврами. Она знала, что каждый к ней относиться особенно. Ведь она так выделяется из толпы!
Не знаю, как дальше и сказать, но в какой-то миг мне показалось, что она уже полностью изменилась, и от прежней робости не осталось и следа. Но каково же было мое удивление, когда однажды на улице окрикнув ее, она повернулась и посмотрела на меня такими же, полными печали, щенячьими глазами, как и много времени назад, когда она боялась все и вся, но тут же выпрямилась, приняла гордый, уверенный облик. Разрез глаз от неуверенного щенячьего в секунду вновь превратился в уверенные выразительные глаза пантеры.
  • Current Mood
    sad sad